Аналитика

Гонорар за успех или плата за время?

Юридическая наука под правовым режимом понимает особый порядок правового регулирования, выражающийся в определенном сочетании юридических средств и создающий желаемое социальное состояние и конкретную степень благоприятности либо неблагоприятности для удовлетворения интересов субъектов права.

В настоящее время Высший Арбитражный Суд РФ готовит законопроект по совершенствованию порядка правового механизма возмещения судом расходов на оплату услуг представителя, понесенных лицом, в пользу которого принят судебный акт. В связи с этим предлагается дополнить Федеральный закон “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации” некоторыми положениями, суть которых сводится к следующему:

Вознаграждение адвоката, по мнению авторов законопроекта ВАС РФ, должно оплачиваться доверителем исключительно на основании почасовых ставок, устанавливаемых адвокатом и доводимых им до сведения доверителей, соответствующего совета адвокатской палаты и органа юстиции. При этом предлагаемый законопроект запрещает адвокату заключать соглашение с доверителем о любой иной форме оплаты его услуг, в том числе получать вознаграждение, размер и возникновение обязанности по уплате которого поставлены в зависимость от решения суда или государственного органа (так называемый гонорар за успех).

Также предлагается исключить из сведений, составляющих адвокатскую тайну, отчеты адвоката перед доверителем об оказанной юридической помощи и расходах адвоката, связанных с исполнением поручения.

Мы полагаем, что такая концепция нарушает конституционные принципы свободы договора, справедливости, поддержки конкуренции и не соответствует целям ограничения прав, установленных в ст. 55 Конституции РФ, к которым относятся защита основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

В настоящее время в ст. 25 Закона об адвокатуре, основанной на принципе свободы договора, не устанавливается каких-либо запретов или ограничений по определению размера и порядка оплаты труда адвоката в соглашении с доверителем об оказании юридической помощи.

Обычно порядок оплаты труда адвокатов выглядит следующим образом. Адвокат и доверитель в соглашении могут определить размер вознаграждения путем почасовой оплаты,в конкретной сумме, в виде гонорара за успех или используя смешанные формы оплаты.

Реализация предлагаемого ВАС РФ законопроекта в части установления исключительно почасовых ставок оплаты труда адвоката приведет к крайне негативным последствиям.

Вопрос надлежащего регулирования порядка оплаты труда адвоката является принципиальным, поскольку его решение предопределит дальнейшее развитие рынка юридических услуг в России. А именно: кто на этом рынке будет занимать доминирующее положение – российские адвокаты и российские компании, специализирующиеся на оказании юридических услуг, или эту нишу рынка займут иностранные юристы, не имеющие никаких ограничений на этот счет.

Правильно урегулированная гонорарная практика в конечном итоге определит возможности капитализации российских компаний, оказывающих юридические услуги предпринимателям, эффективного выбора ими способов управления и ведения деятельности, структурного построения, а в конечном итоге – их конкурентоспособности.

Мировая практика решения этого вопроса идет двумя направлениями.

Англо-саксонская система права (Англия, США, Канада, Австралия) исходит из того, что соглашение о юридической помощи может содержать любые условия, в том числе условия о гонораре за успех.

Романо-германская система права (прежде всего Франция и Германия) в свое время пошла путем установления почасовых ставок оплаты труда адвокатов. При этом возможность получения адвокатом гонорара за успех не отрицается, хотя в практике не приветствуется.

В настоящее время на рынке правовых услуг Франции, Германии и, собственно, России доминируют юридические компании США и Англии. При этом национальные адвокатские и юридические компании, занимающиеся обслуживанием бизнеса, заметно уступают им в конкурентоспособности. Одной из причин такого положения является действующая система оплаты.

Кроме того, в случае принятия предлагаемого ФАС РФ закона, адвокат будет устанавливать “плавающие” почасовые ставки в пределах, например, от 100 до 100 000 руб. за час работы в зависимости от определенных условий: сложности дела, доказательственной базы и т. д. При этом конкретный размер гонорара адвоката все равно будет определяться доверителем и адвокатом в каждом конкретном случае отдельно, на основании их договоренности.

Также нельзя не учитывать то,что некоторую адвокатскую работу вообще нельзя оценить по часам. Например, необходимо проанализировать ситуацию и предложить пути ее решения. Один адвокат может найти правовое решение казуса в течение пяти минут, тогда как другой затратит на решение этой проблемы значительное время и ничего не предложит доверителю, кроме своего счета. При этом экономическая ценность решенной за пять минут правовой проблемы может стоить всего бизнеса доверителя и, по сути, быть для него весьма значимой.

Особого внимания, на наш взгляд, заслуживает проблема гонорара за успех.

В законопроекте предлагается внести изменение в Закон об адвокатуре, запрещающее адвокату получение вознаграждения, размер и возникновение обязанности по уплате которого поставлены в зависимость от решения суда или государственного органа.

Возможность получения адвокатом гонорара за успех и ранее не приветствовалась правоприменителем. Так, в п. 2 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 29 сентября 1999 г. № 48 “О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг” указано: “Согласно пункту I статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации заказчик обязан оплатить оказанные ему услуги в сроки и в порядке, которые указаны в договоре.

При рассмотрении споров, связанных с оплатой оказанных в соответствии с договором правовых услуг, арбитражным судам необходимо руководствоваться положениями статьи 779 Гражданского кодекса Российской Федерации, по смыслу которых исполнитель может считаться надлежаще исполнившим свои обязательства при совершении указанных в договоре действий (деятельности). При этом следует исходить из того, что отказ заказчика от оплаты фактически оказанных ему услуг не допускается.

В то же время не подлежи г удовлетворению требование исполнителя о выплате вознаграждения, если данное требование истец обосновывает условием договора, ставящим размер оплаты услуг в зависимость от решения суда или государственного органа, коте-рое будет принято в будущем.

В этом случае размер вознаграждения должен определяться в порядке, предусмотренном статьей 424 Гражданского кодекса Российской Федерации, с учетом фактически совершенных исполнителем действий (деятельности)”.

Мы полагаем, что позиция, в силу которой запрещается исчислять гонорар адвоката путем увязки его с суммой,присужденной судом по имущественному иску, является неверной и нарушающей ряд основополагающих правовых принципов по следующим причинам.

Во многих случаях, когда истцы не обладают значительными сбережениями, но в то же время являются потерпевшими в рамках договорных, деликтных или имущественных отношений, они оказываются перед дилеммой: или оказаться без квалифицированной защиты, пли заключить договор, по условиям которого часть присужденной суммы поступит в распоряжение адвоката как его гонорар. Чем более сложным является спор, тем острее становится эта дилемма.

Как говорят американские юристы, соглашение о выплате части суммы в пользу адвоката открывает бедным дорогу в суд. В то же время предлагаемый ВАС РФ принцип по существу означает усиление неравенства в доступе к правосудию и усиливает в этой сфере влияние наиболее богатых кругов.

Очевидно, что предлагаемое ВАС РФ правило исключительно почасовой оплаты труда адвоката нарушает принцип свободы договора, а отказ адвокату в праве на получение гонорара за успех в соответствии с точными условиями договора является отказом в праве стороны на заключение договора по своему усмотрению и по своей воле.

Нужно отметить, что Закон не содержит никаких положений, которые могли бы быть истолкованы в том смысле, что стороны лишены права устанавливать спои права и обязанности путем указания на те или иные, более или менее зависящие от их поли фактические обстоятельства, в том числе на содержание судебных или иных актов. Поэтому с формальной точки зрения невозможно обосновать запрет на формулирование условия о выплате гонорара путем указания на определенную часть присужденной судом суммы.

Например, если достигнуто соглашение, в силу которого подрядчик, ремонтировавший дачу, получит за работу десятую часть суммы, вырученной от ее продажи, то это соглашение является совершенно законным. Ничего не изменится и в том случае, если он будет, так или иначе, принимать участие в продаже. Подобных условий установления оплаты путем указания на долю в сумме, размер которой заранее не известен, можно указывать сколь угодно много.

Следовательно, нет никаких оснований устанавливать запрет сторонам договариваться о гонораре путем указания на часть суммы присуждения по имущественному спору. Такой запрет – прямое вторжение в свободу договора и ограничение права на свободное установление условий договора,нарушающие требования ст. 55 Конституции РФ.

Также неприемлемым, на наш взгляд, обоснованием ограничения прав сторон увязывать размер гонорара с присужденной суммой является суждение, высказанное в указанном Письме ВАС РФ от 29 сентября 1999 г. № 48 и состоящее в том, что адвокат не вправе получить часть присужденной судом суммы, т. к. присуждение этой суммы не является результатом его работы.

Между тем, во-первых, само по себе утверждение, что судебный акт является исключительно результатом деятельности суда, обнаруживает твердое убеждение в том, что состязательность не имеет места в процессе поиска судебного решения, и, соответственно, судебный акт по имущественному спору не является результатом состязания сторон, а выносится независимо от них и не имеет к их усилиям никакого отношения.

Очевидно, что это не так. В современном арбитражном процессе, построенном на принципах состязательности и диспозитивности, именно от представителя зависит выработка той или иной правовой позиции, способа зашиты нарушенных или оспариваемых прав, сбора и анализа доказательств, тактики ведения состязательного процесса и во многом его результат.

Во-вторых, адвокат получает часть присужденной суммы не на том основании, что решение – результат его работы. Он вовсе и не обязывался вынести решение, и таких договоров не бывает. Единственным основанием получения гонорара является договор о представительстве в суде, а размер гонорара определен путем указания на присужденную сумму по ряду причин.

Среди этих причин следующие: если клиент не получит никакого присуждения, то услуги адвоката не будут оплачены. Тем самым клиент может получить услуги адвоката по существу безвозмездно, что во многих случаях оказывается более удобным и приемлемым.

Другая причина состоит в высокой степени непредсказуемости судебных решений, что является следствием активно развивающейся правоприменительной практики, лишенной должной стабильности. Судьба спора в условиях современного российскою правосудия может быть вопросом серьезного риск;). В таких условиях более компетентный участник процесса, которым является адвокат, не только вправе, но и обязан делать оценки такого риска, поскольку с ним сопряжены жизненно важные интересы представляемой им в суде стороны. Но опенка риска может быть по-настоящему ответственной только в том случае,если адвокат принимает на себя часть этого риска. Это возможно только в форме договоров о выплате гонорара пропорционально присужденной сумме.

Мы полагаем, что законопроект, лишающий вариантов свободы выбора оплаты труда адвоката, вреден и незаконен. Реализация предлагаемой идеи приведет лишь к уходу из правового поля финансовых отношений адвоката с доверителем.

Что касается предложения ВАС РФ “снять” с отчетов адвоката перед доверителем об окатанной помощи, а также расходах адвоката, связанных с исполнением поручения, “гриф адвокатской тайны”, необходимо пояснить, что совершенно очевидно: это предложение никак не связано с заявленной ВАС РФ целью совершенствования порядка правового механизма возмещения судом расходов на оплату услуг представителя.

По существу этого предложения можно найти серьезные аргументы против.

Из правовой позиции Конституционного Суда РФ, сформулированной в Определении от 6 июля 2000 г. № 128-0 по жалобе гражданина В.В. Паршуткина на нарушение его конституционных прав и свобод п. 1 ч. 2ст. 72 УПК РСФСР и ст. ст. 15 и 16 Положения об адвокатуре РСФСР, следует, что сам факт обращения к адвокату, включая имена и названия доверителей; вес доказательства и документы, собранные адвокатом в холе подготовки к делу; содержание правовых советов, данных непосредственно доверителю или им предназначенным лицам, являются сведениями, составляющими адвокатскую тайну.

Очевидно, что из отчета адвоката перед доверителем об оказанной помощи и расходах адвоката, связанных с исполнением поручения, указанные сведения легко могут стать доступными третьим лицам.

Тем самым нивелируются конституционные гарантии того, что информация о частной жизни, конфиденциально доверенная лицом в целях собственной защиты только адвокату, не будет вопреки воле этого лица использована в иных целях, в том числе как свидетельство против него самого (ч. 1 ст. 24; ст. 51 Конституции РФ).

Конституционный Суд РФ в Определении от 8 ноября 2005 г. № 439-0 по жалобе граждан С.В. Бородина, В.Н. Буробина, А.В. Быковского и других на нарушение их конституционных прав ст. ст. 7, 29, 182 и 183 УПК РФ указал на то, что отступления от адвокатской тайны не могут быть произвольными. Такие отступления должны быть адекватными, соразмерными и необходимыми для защиты конституционно значимых ценностей и могут быть оправданы лишь необходимостью обеспечения указанных в ст. 55 (ч. 3) Конституции РФ целей защиты конституционного строя,нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц и общественной безопасности. В предлагаемом случае указанные основания отсутствуют. Соответственно, такие сведения не могут быть выведены из категории сведений, составляющих адвокатскую тайну.

Если лицо, в пользу которого вынесен судебный акт, желает компенсировать понесенные им расходы на оплату услуг адвоката, оно должно подтвердить их в порядке, установленном ст. 65 АПК РФ, и предъявить соответствующие доказательства.

Однако адвокат не должен стать источником таких сведений для третьих лиц.

Мы полагаем, что наши замечания будут полезными при совершенствовании ВАС РФ порядка правового механизма возмещения судом расходов на оплату услуг представителя.

Виктор БУРОБИН,

Владимир ПЛЕТНЕВ,

Константин СКЛОВСКИЙ,

адвокатское бюро “Адвокатская фирма “ЮСТИНА

опубликовано в газете “Бизнес Адвокат” № 10,2006

None

None