Аналитика

Коллизии процессуальных решений при банкротстве

Полуторагодичная практика применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» выявила его несовершенство, некоторую поверхностность и многочисленные пробелы в правовом регулировании ряда вопросов.

«Одно из первых и самых существенных требований, которые предъявляются к праву, является требование определенности правовых норм. Право на определенность правовых норм есть одно из самых неотъемлемых прав человеческой личности, какое только можно представить; без него, в сущности, вообще ни о каком «праве» не может быть речи.»
Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М.: Статут, 1998. 353 с.

Полуторагодичная практика применения Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» выявила его несовершенство, некоторую поверхностность и многочисленные пробелы в правовом регулировании ряда вопросов. Так, в частности, одним из таких пробелов стало отсутствие на законодательном уровне соответствующей нормы, а также четкой правоприменительной практики порядка обращения в суд кредиторов по обязательствам должника, в отношении которого введена процедура внешнего управления. Речь идет об обязательствах, возникших после введения процедуры банкротства или напрямую не связанных с денежными. Это могут быть и новые долги такого предприятия, срок исполнения которых наступил после введения внешнего управления, это и обязательные платежи, и необходимость оплаты ценных бумаг по предьявлении, это иски, вытекающие из арендных отношений, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, признания договоров недействительными и многие другие. В таких случаях перед кредитором встает дилемма: в каком процессуальном порядке добиваться защиты своих прав – в исковом или в порядке, предусмотренном законом о банкротстве. Когда речь идет о конкурсном производстве, ответ прост и он прямо предусмотрен ст.98 Закона, гласящей, что одним из последствий открытия такого производства является условие предьявления всех требований к должнику в рамках именно конкурсного производства. Сложнее обстоит дело, когда судом вводится внешнее управление. Суть внешнего управления определяется в ст.2 Закона, и состоит в восстановлении платежеспособности предприятия, с передачей полномочий по управлению должником внешнему управляющему. То есть такое предприятие отличается от обычного по существу лишь тем, что у него на определенную дату долги находятся под мораторием, а само оно управляется особым образом. Логично предположить, что требования о которых шла речь выше к такому предприятию должны предьявляться в исковом порядке. Однако в арбитражных судах московского региона стала складываться порочная на наш взгляд практика отказа в приеме таких заявлений, поданных в порядке искового производства, прекращении дела или оставления иска без рассмотрения. Фактически суды пошли по пути, что все требования к должнику, находящемуся в процедуре внешнего управления, должны предъявляться только в порядке, предусмотренном федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)». Вниманию читателя мы хотим предложить анализ трех судебных актов, принятых арбитражными судами московского региона по вопросу о том, в рамках какой процедуры должен рассматриваться спор. Эти акты являются типичными, и при их анализе можно наиболее ярко высветить проблемные вопросы выбора соответствующей процедуры. Так, АБ «Элексбанк» обратился в арбитражный суд г.Москвы с иском о взыскании с НПО «Геофизика» вексельной суммы. Необходимо пояснить, что вексель был предъявлен к платежу после принятия арбитражным судом определения о введении в отношении НПО «Геофизика» внешнего управления. В соответствии со статьей 142 ГК РФ осуществление прав по ценной бумаге возможно только при ее предъявлении. В связи с чем на это требование мораторий, не распространяется. Арбитражный суд оставил иск без рассмотрения на основании п.1 статьи 87 АПК РФ. При этом, суд сослался на пункт 4 статьи 11 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», в соответствии с которым с момента принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, кредиторы не вправе обращаться к должнику в целях удовлетворения своих требований в индивидуальном порядке. Мы полагаем, что подобное процессуальное решение является вряд ли правильным и по процедуре, и по сути хозяйственного оборота. Пункт 1 статьи 87 АПК РФ устанавливает, что арбитражный суд оставляет иск без рассмотрения, если в производстве суда имеется дело по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям. Очевидно, что дело о признании НПО «Геофизика» несостоятельным и дело по иску о взыскании с НПО «Геофизика» вексельной суммы не являются «делом между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям», о котором идет речь в пункте 1 статьи 87 АПК РФ. Поэтому, на основании названной нормы процессуального закона дело не могло быть оставлено без рассмотрения. При принятии этого процессуального решения нельзя не учитывать сути процедуры внешнего управления. Как было указано ранее смысл этой процедуры заключается в восстановлении его платежеспособности путем наложения моратория на его денежные обязательства и обязательные платежи, возникшие до введения внешнего управления. Если исключить исковую процедуру в отношении лица, находящегося под внешним управлением, по его обязательствам, возникшим после его введения, то получится, что этот мораторий фактически распространится и на них. Это объясняется тем, что хотя ст.106 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» относит удовлетворение подобного требования как внеочередного, однако это не гарантирует получение причитающегося, поскольку законодатель не предусмотрел в подобном случае выдачу исполнительного документа, и как следствие этого, принудительное исполнение такого решения. На самом деле закон о банкротстве в ст.70 устанавливает мораторий на денежные обязательства и обязательные платежи, сроки исполнения которых наступили до введения внешнего управления. Не допускается взыскание по исполнительным документам, приостанавливается исполнение исполнительных документов по имущественным взысканиям. Отсюда и рассмотрение таких споров должно осуществляться в банкротном составе. Однако этой же статьей предусмотрено, что такие правила не применяются к денежным обязательствам и обязательным платежам, срок исполнения которых наступил после введения внешнего управления. Нет и запрета рассматривать в исковом производстве споры по иным основаниям, обращенные к предприятию – банкроту. Таким образом, с точки зрения законодательства и правоприменительной техники наиболее разумным был бы порядок именно искового производства по подобной категории дел. Тогда основанием для выдачи исполнительного документа стало бы вступившее в законную силу решение арбитражного суда. Этот исполнительный лист станет инструментом принудительного исполнения обязательств должника, на которые не распространяется мораторий. В противном случае механизм принудительного исполнения обязательств должника, на которые не распространяется мораторий, отсутствует, что противоречит публичному интересу. Что же касается указания арбитражного суда на пункт 4 статьи 11 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», в соответствии с которым «с момента принятия арбитражным судом к производству заявления о признании должника банкротом кредиторы не вправе обращаться к должнику в целях удовлетворения своих требований в индивидуальном порядке», то необходимо, по нашему мнению, исходить из следующего. Судебная практика придает этой норме значение, согласно которому все требования к предприятию, в отношении которого введено внешнее управление, предъявляются исключительно внешнему управляющему и с учетом банкротных процедур. Однако буквальное толкование пункта 4 статьи 11 не дает оснований к такому выводу. Требование, заявленное в порядке искового производства, как и требование, заявленное арбитражному управляющему в процедуре банкротства, строго говоря, являются индивидуальными. Поэтому, ссылка суда на эту норму как в данном деле, так и в других, как на основание исключения исковой процедуры в отношении таких требований, с нашей точки зрения, является не состоятельной. При таких обстоятельствах подобное исковое заявление, на наш взгляд, должно было быть рассмотрено по существу, а не оставлено без рассмотрения. В другом судебном акте арбитражный суд г.Москвы со ссылкой на пункт 1 статьи 85 АПК РФ прекратил производство по делу. Суть дела следующая. МГП «Мосводоканал» обратился в суд с иском о взыскании солидарно с векселедателя и индоссанта вексельной суммы. Поскольку в отношении одного из обязанных по векселю лиц – ОАО «АБ «Инкомбанк» рассматривалось дело о признании его несостоятельным, производство по заявленному иску в отношении него было прекращено. Мы полагаем, что подобное процессуальное решение также нельзя считать верным. Пункт 1 статьи 85 АПК РФ определяет, что суд прекращает производство по делу, если спор не подлежит рассмотрению в арбитражном суде. К таким случаям процессуальным законом отнесены следующие. Рассмотрению в арбитражных судах не подлежат не подведомственные им споры (статья 22 АПК); требования лица, не имеющего в соответствии со статьей 4 АПК права на обращение в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов. Так, подлежит прекращению производство по делу, если иск заявлен прокурором, который не вправе обращаться с исками в арбитражный суд (статья 41 АПК), или же иск предъявлен неюридическим лицом или же к неюридическому лицу и АПК РФ или иным законом не установлены изъятия из этого правила (статья 22 АПК). Ни один из указанных случаев не подпадает под указанный спор. Справедливо было бы заметить, что как дело по иску МГП «Мосводоканал» о взыскании вексельной суммы, так и дело о признании ОАО «АБ «Инкомбанк» банкротом подведомственны арбитражному суду и рассматриваются одним и тем же арбитражным судом города Москвы. Кроме того, процессуальными последствиями прекращения производства по делу является недопустимость вторичного обращения в арбитражный суд по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям. Предположим, что завтра будет вынесено решение арбитражным судом города Москвы об отказе в признании ОАО «АБ «Инкомбанк» банкротом и ему будет возвращена лицензия на осуществление банковской деятельности. В этом случае МГП «Мосводоканал» заявив повторно в арбитражный суд требование о взыскании вексельной суммы окажется в процессуальном тупике, поскольку ранее производство по этому делу было прекращено и вторично оно не может быть рассмотрено. Видимо, в данном случае имеет место банальная процессуальная ошибка, поскольку статья 57 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» устанавливающая последствия вынесения арбитражным судом определения о принятии заявления о признании должника банкротом, указывает, что приостанавливается производство по делам, связанным со взысканием с должника денежных средств. Однако суд по указанному делу вынес иное процессуальное решение: о прекращении производства по делу. Хотя в данном случае остается неясным, что же имел в виду законодатель, указывая на необходимость приостановления подобных дел. На наш взгляд этому нет никаких видимых причин. Процедура банкротства не будет страдать, если истец получит решение арбитражного суда о взыскании с ответчика причитающейся с него денежной суммы. А вот порядок получения присужденного должен регулироваться по правилам и с соблюдением очередности, определенной ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Более того, такой порядок был бы наиболее эффективным и процессуально защищенным, поскольку исковое производство предусматривает широкие права на обжалование судебных актов, а так же на их пересмотр в порядке надзора. Тогда как принятое арбитражным судом определение по результатам рассмотрения жалобы кредитора о нарушении его прав и интересов по смыслу ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» не обжалуется (статья 55). А поскольку подобное определение не обжалуется, оно, на основании статьи 185 АПК РФ не может быть и опротестовано в надзорном порядке. Такой порядок является ущербным, явно противоречащим Конституции РФ, закрепляющей право на обжалование любых решений, в том числе и судебных, и не создающим процессуальных гарантий участникам дела о признании лица банкротом. В третьем деле, арбитражный суд Московской области отказал в принятии искового заявления. По этому делу ООО «Финклинтекс» обратилось с иском к ОАО «Клинволокно» о возврате имущества из чужого незаконного владения. Суд, отказывая в принятии искового заявления указал, что спор не подведомственен арбитражному суду, так как в отношении ответчика возбуждено производство о его несостоятельности, и введено внешнее управление. При таких обстоятельствах кредитор вправе предъявить свои требования к должнику в рамках процесса о банкротстве и обжаловать действия арбитражного управляющего в соответствии со статьей 55 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Анализируя этот судебный акт хочется обратить внимание на следующее. Основания для отказа в принятии искового заявления исчерпывающе указаны в статье 107 АПК РФ, и такого основания как не подведомственность спора арбитражному суду в этой статье нет. Статья 22 АПК РФ, определяющая подведомственность дел арбитражному суду прямо указывает, что он, в частности, рассматривает споры об истребовании имущества из чужого незаконного владения. Именно такой иск и был заявлен в данном деле. В том случае, если бы дело было неподведомственно арбитражному суду, как это указано в судебном акте, оно подлежало прекращению по пункту 1 статьи 87 АПК РФ. Однако суд вынес иное процессуальное решение: отказал в принятии искового заявления. По характеру предъявленного к ответчику требования истец вообще не может являться кредитором должника, поскольку речь идет об истребовании имущества, которым он незаконно владеет и которое, в случае признания такого обстоятельства решением суда, не включается в конкурсную массу. Предъявление подобных требований к должнику в рамках процесса о банкротстве и в случае отказа обжаловать такие действия арбитражного управляющего в соответствии со статьей 55 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», как мы указывали ранее, не содержит тех процессуальных гарантий, которые присущи исковому производству. Кроме того, и в этом случае остается проблема принудительно исполнения судебного акта в отношении должника. Проанализированные примеры, в которых различно разрешается фактически один и тот же вопрос о выборе процедуры защиты нарушенного или оспариваемого права по делам с участием лица, в отношении которого введено внешнее управление, указывают на отсутствие законодательного урегулирования этого вопроса и однозначности в его понимании арбитражными судами. В этой связи насущной потребностью не только судебной практики, но и хозяйственного оборота, является внесение в ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» поправок, касающихся четкого определения процедур предьявления, рассмотрения и исполнения решений по требованиям к должнику, не подпадающим под мораторий Кроме того, до внесения соответствующих изменений в закон нужно выработать правоприменительную позицию по указанному вопросу. По нашему мнению, она могла бы быть следующей: любые требования к предприятию -банкроту, находящему в процедуре конкурсного производства, должны рассматриваться в соответствии с процедурой банкротства. В аналогичной процедуре подлежат рассмотрению споры между кредитором и должником, чьи долги находятся под мораторием. При этом следует ввести возможность обжалования определений судов по этим вопросам. При наличии процедуры внешнего управления споры по обязательствам, возникшим в процессе управления, иные споры, не подпадающие под мораторий, в том числе нематериального характера, должны рассматриваться в обычном порядке искового производства со всеми процессуальными гарантиями, предусмотренными арбитражно-процессуальным кодексом. А вот уже исполнение решений должно происходить в соответствии со ст. 106 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». В таком случае все спорные вопросы, касающиеся выбора кредитором способа защиты своих прав в отношении должника, находящегося под внешним управлением, будут разрешены.

Президент АБ «Адвокатская фирма «ЮСТИНА»
Кандидат юридических наук В. Буробин

Адвокат В. Плетнев